Лёшка
\\ Нет комментариев.

Я сижу в салоне автобуса и смотрю на мелькающие за окном северные деревеньки и поля, предвкушая встречу с такими родными и близкими сердцу местами, о которых так часто думал сидя в душной квартире, толкаясь в метро и автобусах. Я ещё не знаю, что ждёт меня там, но в одном я уверен — что, так же как я, спешит туда ещё один человек, который прирос своей душой к этим местам, и благодаря которому я очутился здесь…


Случилось это однажды весной, когда природа пробуждалась от зимнего сна, а вместе с ней просыпалась дремавшая в глубине души страсть, не дающая спокойно уснуть по ночам, заставляющая считать дни до открытия сезона и с тоской смотреть на пролетающие птичьи стаи. У друзей опять нашлись неотложные дела, и я уже собирался поехать один, когда один из старых приятелей принял моё приглашение съездить в новые места. А место для нас действительно было новое. Был там только один из моих товарищей, который не сумел в последний момент поехать. А поскольку изменять свои планы не хотелось, то мы, заручившись его объяснениями и нарисованным планом, собрав огромные рюкзаки, отправились на север Вологодской области.

Едем мы в автобусе Вологда-Кириллов и с ужасом наблюдаем огромные сугробы снега в лесу, замёрзшие озёра и водохранилища, и понимаем, что все те километры, которые рекомендовалось сплавляться на лодке, нам придётся мерить ногами.

А вместе с нами, и другими пассажирами, едет в автобусе бородатый мужичёк с небольшим рюкзаком и зачехлённым ружьём. И вот, подъехав к конечной станции, мы решили спросить его о местонахождении охотобщества.

Не знаю, что впечатлило его больше — огромные рюкзаки или наше путешествие в неизвестность, но, познакомившись и разговорившись, он пригласил нас поехать в свой деревенский дом. И это показалось нам привлекательнее, брезентовой палатки и холодного сугроба.

Так я впервые оказался в местах, к которым испытываю такую любовь и нежность. Где познакомился с Алексеем, или просто Лёшкой, который олицетворяет для меня эти края, и без которого чувствуешь себя здесь одиноко и тоскливо…

Сколько мы вместе пережили, сколько охотничьих зорь встретили — разве всё подсчитаешь? Но Лёшка всегда остаётся Лёшкой.

На своём латаном-перелатаном запорожце, умудряющимся ещё и ездить. В валенках, которые готов носить в любую погоду. С Ижом с самодельным прикладом, сделанным после того, как сосед решил использовать ружьё в качестве дубины, для добивания глухаря. С банькой и колодцем-журавлём сделанными своими руками. С блинчиками-олашками, которые никто не делает так вкусно, как он. Да, он ещё и художник! А какие картины пишет — просто любуешься, когда видишь на них знакомые леса и перелески…

И все мелочи и нелепости, из которых состоит его жизнь — это Лёшка, отбери хотя бы одну из них, и уже будет другой человек. А друзья любят его таким, какой он есть — открытым и отзывчивым, добродушным и терпеливым. Очень переживающим свои охотничьи неудачи, но всегда сваливающим их на мелочи: — «Вот, вчера «с полем» не выпили, поэтому и мазал», или — «Кепку не ту одел — вот в чём дело»… Но кто из нас охотников не суеверен?!

А какой он довольный и счастливый, если охота удачна — так и светится и сияет добродушием.

Перед отъездом я позвонил ему домой с вопросами о погоде, грибах и ягодах, и услышал в ответ: — «Да, морошки много и черники, а мы с Валеркой уже по два ведра груздей насолили…»

…А за окном автобуса всё тот же северный пейзаж, урчит неугомонный мотор и несёт меня на встречу с родным моему сердцу человеком — с Лёшкой.

оставьте комментарий